Log in

В центральном Тянь-Шане сохранилась уникальная порода охотничьих собак

  • Written by Андрей Кудряшов. Фото © А.Кудряшова
  • Published in Новости

Тайганов или киргизских борзых сохранилось сегодня всего несколько сотен. Редкая порода охотничьих собак, возникшая в древние времена в труднодоступном регионе центрального Тянь-Шаня, стала немногочисленной из-за изменения традиционного уклада жизни кочевников в XX веке. Между тем, это удивительное животное - настоящий реликт истории - в самом своем характере и поведении донесло до наших дней первозданную атмосферу жизни горных кочевников, назвавших своего четвероногого спутника по его прямому предназначению. На киргизском языке тайган дословно значит - «догони, убей». И от того, насколько эффективно собака выполняла эту команду, некогда зависело благополучие и выживание людей в суровых условиях центрально-азиатского высокогорья.

ЛЕГЕНДАРНОЕ ПРОИСХОЖДЕНИЕ

Энтузиасты развития национальных видов охоты в Кыргызстане недавно создали на южном берегу озера Иссык-Куль, в районе хребта Тескей-Алатоо несколько питомников по разведению чистокровных тайганов, обладающих прирожденными свойствами охотников на крупную дичь и безжалостных истребителей волков.

- Древность и самобытность породы, имеющей внешнее сходство с афганскими борзыми, тазами и другими охотничьими собаками, распространенными в Центральной Азии, научно доказана, - утверждает кинолог из Бишкека, эксперт I категории по борзым Алмаз Курманкулов. - При раскопках курганов в ущелье Ыссык-Ата в верховьях реки Чу, которые датированы археологами возрастом около 2000 лет, рядом с захоронениями людей были найдены скелеты собак, по строению идентичные тайганам. В героическом эпосе киргизского народа «Манас» это порода также упоминается неоднократно. Например, в эпизоде, где легендарный богатырь направляется в Андижан, чтобы выбрать себе невесту, он находит себе верного друга и спутника - борзую по имени Кумайык, чье имя стало традиционным прозвищем черных тайганов, символизирующим охотничье мастерство и отвагу.

Тайган. Фото ИА Фергана.Ру
Тайган. Фото ИА Фергана.Ру

Народная легенда об этом имени такова. Некогда стая волков не давала житья домашним животным и людям в далеком горном селении. Хищники резали скот и даже нападали на детей. При очередном их дерзком набеге местный охотник убил вожака, но матерая волчица с волчатами скрылась в горах, и стала мстить обидчикам с еще большей жестокостью. Причем собаки не могли защитить хозяев, потому, что хитрая бестия, подкрадываясь по ночам, убивала щенков, а взрослые псы боялись даже понюхать ее след. Охотник приручил беркута, надеясь с его помощью выследить и убить зверя. Однако в схватке с волчицей погиб и беркут.

Тогда охотник поднялся к самым вершинам ледяных гор, чтобы взять из гнезда птенца птицы кумай - так киргизы издревле называют очень крупного снежного грифа. Но гриф, питающийся падалью, по натуре труслив, несмотря на свою величину и устрашающий вид. Чтобы вырастить из птенца смелую птицу, охотник применил для его воспитания способы, какими выращивали самых бесстрашных и злобных собак, волкодавов. Он построил большую землянку без окон, куда не разрешал заглядывать никому, даже солнцу, и сам заходил очень редко, чтобы подкормить голодного орла сырым мясом.

И вот через некоторое время из темноты этой землянки, вместо клекота хищной птицы раздался вой свирепого пса, который вырос настолько сильным, умным и неуязвимым, что ему даже не потребовалось сражаться с врагом. Волчица, однажды прокравшись к жилью охотника, чтобы убить щенка, едва только встретилась с ним взглядом, почувствовала смертельную опасность и навсегда ушла из этих мест, уведя за собой всю стаю.

Счастливый хозяин дал собаке имя Кумайык, в честь его происхождения от снежного грифа Кумай. И пес полностью оправдал свое прозвище, в последствии добыв множество разной дичи, и убив сотни волков. При этом в его потомстве всегда рождалось только по одному щенку. С тех пор киргизы одинокого щенка в помете тайгана называют Кумайык, а собаку, особо искусную на охоте зовут Кара-Куш - Черная птица.

Тайган. Фото ИА Фергана.Ру
Тайган. Фото ИА Фергана.Ру

ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ СПОСОБНОСТИ

В старину хорошая собака у киргизов ценилась очень высоко. Иногда за одного щенка Кумайык давали целое стадо скота, даже в придачу с рабами, а также преподносили в качестве драгоценного подарка ближайшим родственникам и дорогим друзьям. И это не удивительно. Собака была незаменимым другом и помощников в трудных условиях кочевой жизни, к которым, в силу своего происхождения, она приспособлена наилучшим образом.

Во-первых, тайган не боится холода, перенося даже очень сильные морозы, до шести месяцев держащиеся в высокогорье Центрального Тянь-Шаня. Во-вторых, он сам способен добывать себе пропитание, днем иногда убегая от юрты в горы, чтобы поохотиться на сурков или луговых зайцев- толаев. Ночью же тайган бдительно охраняет человеческое жилище или имущество спящего путника - его лошадь, арбу, поклажу. При этом тайган, хоть и поднимет шум, разбудив хозяина, но никогда не покусает даже незнакомого человека. Будет грозно рычать и оглушительно лаять, но не бросаться на пришельца, который может быть просто гостем - священным по законам кочевников. Что, впрочем, вовсе не значит, что тайгана можно совсем не бояться. С детства приученный к тому, что его смеет кормить и трогать только один человек, он жестоко накажет любого, кто перейдет недозволенную черту и протянет к нему руки. Это свойство, которое необходимо воспитывать, предохраняет и саму ценную собаку от ее кражи.

Но главное - охота. «Тайган бежит, кровь из ушей хлещет», гласит народная киргизская поговорка: так говорят тогда, когда кто-то очень сильно торопится. Ведь в стремительной погоне за дичью борзая иногда раздирает в кровь свои длинные уши, задевая их задними лапами. В скоростном беге тайгана по пересеченной местности гор проявляется фантастическая способность почти на лету разворачиваться под острым углом, не теряя темпа, а так же исключительная выносливость многочасового преследования добычи.

Еще на подходе к охотничьим угодьям, тайган самостоятельно забегает на выгодные для осмотра местности позиции, время от времени поднимается на естественные возвышения для лучшего обзора или высоко подпрыгивает на бегу, как антилопа. На ровных участках сыртов - высокогорных плато - периодически запрыгивает на седло лошади спереди или сзади охотника, откуда высматривает добычу. Едва завидев зверя, самостоятельно принимает решение и срывается с места в погоню, которая не прекратится, пока добыча не будет затравлена или убита охотником.

В отличие от своих собратьев - европейских и азиатских борзых - тайган может начать преследование дичи, не только увидев ее воочию, но и едва уловив запах при помощи своего тонкого чутья. Учуяв след, он сначала идет по нему быстрой рысцой, а подняв зверя с лежки, и увидев его, бросается в гон.

Особенно искусно проявляется мастерство тайгана при охоте на горных козлов, обитающих в крутых скалах на границе вечных снегов и альпийских лугов, выше трех тысяч метров над уровнем моря. В теплое время года кормящие самки с козлятами спускаются к краю горных лугов, чтобы пощипать свежую зелень кустарников. В этом месте тайган может молниеносным броском настигнуть копытное, ухватив его за пах или вцепившись в горло. Но если козам удается уйти от внезапной атаки или скоростной погони, вскарабкавшись на отвесные возвышения, собака будет стараться удержать их на месте, стремительно маневрируя вокруг и отрезая пути для бегства. При этом она будет лаять и отвлекать внимание добычи постоянными перемещениями, чем даст возможность человеку незаметно подобраться к добыче на расстояние ружейного выстрела или даже намного ближе.

Тайган. Фото ИА Фергана.Ру
Тайган. Фото ИА Фергана.Ру

В высоких горах с тайганом можно охотиться не только на лошади, но и пешком, поскольку скорость, мастерство и сообразительность четвероногого партнера позволяют охотнику отпускать его на самостоятельный поиск с дальним отрывом. В Алатоо нередки случаи, когда чабан, услышав в большом отдалении призывный лай своего тайгана, берет ружье и, прибежав на голос, добивает выстрелом загнанного в тупик козла.

В традиционной охоте с ловчими птицами тайган может действовать в паре с беркутом, хотя, как хищники, собаки и орлы конкурируют друг с другом, и в природе даже могут вступить между собой в смертельную схватку. Но воспитанные умелым беркутчи, они начинают действовать в смертоносном тандеме. Отчаянными зигзагами и прыжками изворотливая лиса нередко успевает уйти из под ударов когтистых лап беркута. Но, почуяв преследование тайгана, она уже забывает смотреть вверх, и становится легкой добычей.

ДРЕВНИЙ ВРАГ

Древнейшее предназначение тайгана - быть волкодавом. При первом взгляде на эту не крупную и очень изящно сложенную собаку довольно трудно поверить, что она может выдержать схватку со столь опасным противником. В горах Алатоо взрослые волки иногда достигают семидесяти килограммов веса и почти метрового роста в холке. Но все же удивительным киргизским борзым, конечно, не всем, а лучшим из них, удается справляться с серыми хищниками. Самый отважный и сильный Кара-Куш может даже затравить волка в одиночку, хотя обычно в охоте на волков используют слаженную пару псов.

Техника тайгана при сражении с волком заключается в исключительной скорости и изворотливости, позволяющей атаковать наиболее уязвимое место волка - мгновенными укусами острых клыков рвать сухожилия на его задних лапах, после чего хищник, оставшийся грозным, но, потерявший способность к ответному нападению, удерживается до прихода охотника.

Тайган. Фото ИА Фергана.Ру
Тайган. Фото ИА Фергана.Ру

Правда, подобные навыки, от которых некогда зависело благополучие кочевых стад в центральном Тянь-Шане, сегодня требуют от энтузиастов серьезных усилий по их возрождению. В годы советской власти волков, как вредителей социалистического животноводства, в среднеазиатских республиках едва не истребили полностью, от чего и тайган утратил былую ценность в повседневном быту киргизов, превратившись в ненужное украшение. Когда хищников повсеместно истребляли с помощью отравленных приманок, капканов и многолюдных облав, скотоводам стало принципиально не важно, какие собаки живут по соседству с их юртами.

Многолетнее отсутствие целенаправленной селекции поставило породу на грань исчезновения. Уцелевшие в отдаленных и изолированных уголках Алатоо тайганы от близкородственного или неразборчивого скрещивания стали вырождаться, а немногие чистокровные, содержавшиеся у любителей в городских условиях, стали декоративными. В новых условиях, сложившихся за последнее десятилетие, возрождение исконных качеств и предназначения тайгана обрело убежденных и деятельных сторонников.

По словам Алмаза Курманкулова, во многих районах Кыргызстана пастухи вообще перестали верить в силу тайгана, в то, что он на самом деле может пойти на волка. Поэтому для развития национальных видов охоты пришлось озадачить себя не только разведением киргизских борзых, но и, прежде всего, восстановлением их легендарных рабочих характеристик.

- На недавнем фестивале охотничьих собак мы провели тестирование тайганов в травле волка. Многие городские псы, ранее получавшие не одну награду за экстерьер, побоялись даже подойти к серому хищнику. Из семидесяти собак только семтзвосемь оказались настоящими охотниками, - рассказал ИА «Фергана.Ру» эксперт кинолог. - Между тем, древний противник скотоводов в Алатоо набрался сил. Из-за дороговизны патронов и отсутствия государственного заказа на отстрел за последнее десятилетие резко выросла активность хищников, что стало приносить неприятности не только хозяйству, но и дикой природе. Расплодившиеся без меры шакалы и лисы разоряют гнезда редких птиц. Обнаглевшие волки почти безнаказанно нападают на жеребят в табунах, пасущихся на отдаленных джайлоо, а в заповедниках наносят урон популяциям архаров и горных баранов, истребляя их молодняк. По мнению многих специалистов, численность волков, увеличившаяся по сравнению с началом 90-х годов почти вдвое, может быть урегулирована лишь при развитии традиционных видов охоты.

- В детстве, сидя у очага в родительской юрте, я часами заслушивался рассказами взрослых о романтике охоты и легендарной отваге тайгана. Моя мечта - вернуть в Алатоо традиционную национальную охоту кочевников, наших предков - без огнестрельного оружия, но с ловчими птицами и собаками, возможно, даже с луками и копьями. Недавно я провел показательную притравку волка тайганами, наглядно доказав недоверчивым фермерам, что древняя порода не утратила своих исконных свойств. К счастью, в Кыргызстане осуществлению моих замыслов пока не мешают организации типа «Гринпис». Кочевники и волки - естественные враги, и никто не запретит нам охотиться на волков, защищая стада, основу благосостояния наших семей.

Примечание ИА «Фергана.Ру»:

С 1994 правительство Кыргызстана специальным постановлением запретило вывоз тайганов за пределы страны. Запрещено так же неправильное содержание чистокровных киргизских борзых и их скрещивание с другими породами собак.

Источник: http://www.ferghana.ru/article.php?id=5385