@@-yol.ru

Автор Тема: Словарь подрастающего щенка  (Прочитано 1664 раз)

Оффлайн Фантастика

  • Живет на форуме
  • *****
  • Сообщений: 2,229
  • Номер телефона 8-999-161-28-55
Словарь подрастающего щенка
« : 07 Ноября 2008, 01:02:33 »
Сперто с http://vers.iboard.ws/
Буква А
Апокалипсис (или Армагеддон) – моя любимая игра, когда никого нет дома. Обычно сопровождается разрушениями и жертвами среди плохо спрятанных от ротвейлера вещей.
Арбуз – это здорово. Арбузные корки очень весело доставать из мусорки и раскидывать по кухне. От них пол становится мокрым и липким. Папа даже кричит, когда его тапки к полу прилипают. Наверное, от восторга.
Апельсин – это очень вонючая штука. Мне не нравится, я от него фыркаю и плююсь.
А оно мне надо? – я всегда себе такой вопрос задаю, когда мама меня пытается дрессировать. Нет, ну я понимаю в жизни команды выполнять надо обязательно: перед дорогой встаю как вкопанный, мимо шумящей на нас собаки рядом с мамой смирно прохожу. Но на фига ж надо по 10 раз садиться, ложиться и прочей дребеденью заниматься? Смысла не вижу, поэтому заваливаюсь на спину пузом кверху и лежу-улыбаюсь.
А что же это за гаденыш мне достался? – это уже мама так спрашивает, когда пытается меня все-таки поднять для дрессировочного процесса. В последнее время вопрос сопровождается кряхтением и сопением мамы. Стареешь что ли, родная? Да не надо меня поднимать, надорвешься еще. Лучше ложись рядом, будем на облака смотреть.
Армия – это мифическое место, куда меня после апокалипсиса грозится отправить мама, и где, по ее словам, меня бы научили дисциплине. Да я не против, если в армии нужен апокалипсис, я могу и съездить на денек-другой.
Автомобиль – это круто! Это ротвейлер любит! Особенно, когда дворники работают. Дворники придуманы для того, чтобы ротвейлер в машине не заскучал точно! Их можно ловить. Правда, поймать их можно, только если запрыгнуть на капот. Я пробовал один раз – я знаю. Можно, прищурив глаз снисходительно наблюдать за собаками-пешеходами. Ведь я в машине, я крут! Вообще я считаю, что если стоит машина с открытыми дверями – это для меня приглашение покататься.
Аристотель – по словам мамы, умный мужик был. Наверно, он был ротвейлер

БУКВА Б
Бабушка - она самка. И добрая. Точно!!! Иногда мы ходим к ней в гости. И там много всего на букву "Б".
Блины - бабушка их печет и всех угощает. Один раз она уговорила маму и меня угостить. А я ж не знаю, что это такое. Я бегал по кухне и кидался этим самым блином во все стороны, пока мама мне его не разломила. А там творог оказался. Вкусно!!!
Брендон - это собака такая. Колли. Он старый уже сильно, но я все равно его люблю. Он меня когда видит, сразу голосить начинает: "Уберите ротвейлера, у меня от него истерики случаются!". Мне как-то Брендон объяснил, что когда-то у моих мамы-папы был ротвейлер, и Брендон рос в компании ротвака. А ротвак Брендона постоянно доставал со своими игрищами. А теперь на старости лет бедному колли опять ротвейлер на голову свалился. И опять пристает. Но я каждый раз все равно лезу. Вдруг Брендон передумает и поиграть захочет. А у него такой хвост привлекательный.
Банки - их у бабушки много.Когда я у нее по коридору мчусь, то торможу обычно о них. Банки радуются, звенят, а бабушка нет. И мама-папа нет. Говорят, что могу разбить банку и порезаться.
Бухтеть - это когда лаешь с закрытым ртом. Вот идешь, когда темно, и вдруг люди. Кто их знает, чего они в темноте делают? Я бы в полный голос поругался, но мама мне давно уже запретила это делать. Поэтому приходится бухтеть, чтоб она не слышала моей ругани.
Бармалей - по словам дяди Миши - это я. Я Бармалей, когда к нему в кровать по утрам игрушки сую. А когда не сую, а в пищалки играю, тогда я другое слово, не на букву "Б". Тогда я Чудовище.
Бляяяя!!!!! - это многогранное слово. Очень. Когда я что-то натворю, то это "бляяяяя, Макс, ты достал!!!" А потом, когда страсти поутихнут "бляяя, Макс, ну и что теперь с этим делать-то??" Когда я что-то веселое сделаю, то это "бляяяя, Макс, ну ты даешь!!!" И когда Джокер за мной бежал, я тоже кричал:"Бляяяя, Джокер, я - хороший!"

Буква В
Враги – это почти мифические существа. Как они выглядят, и, что они делают, я так и не понял до конца. Но они где-то есть. Точно!!!
Вороны – это жутко интересные птицы. У них ресторан на помойке, трехразовое питание. Я в детстве хотел одну поймать. Она бежала и каркала, я бежал следом и гавкал. А за нами мама мчалась и кричала: «Мааакс, твою мать, оставь ворону в покое»
Весна – это когда из снега начинает прорастать дикое количество собачьих какашек. Интересно, кто их выращивает и главное, зачем так много? А еще я домой весной приходил – все лапы в песке и грязи, словно в валенках. Зато сразу в ванну – лапы водой поливать. Хо-ро-шо!!!
Ванна – специальное оборудованное для ротвейлера сооружение. Там можно принять душ и погавкать в сливное отверстие.
Волосы – это человеческая шерсть. Переваривается очень плохо, из попы свисает, щекочет. Не рекомендую.
Воспитание – это полезно. Родители должны быть воспитаны ротвейлером, как положено. Чтоб утром как встали – гулять с Максом, кормить Макса, любить Макса. Вечером как пришли домой – любить Макса, гулять с Максом, кормить меня ЛЮБИМОГО!
Велосипед – это такая фигня, которая людей увозит в неизвестном направлении. Когда чужих людей, это не страшно. Я на такие внимания не обращаю. А есть один велосипед, который маму чуть не увез. Чуть не убил его со злости. Вот ведь неблагодарная железка оказалась. Он же к нам домой приходил, я его встречал гостеприимно. Больше он к нам не приходит. Но я его помню, и мать этому монстру больше не отдам.
Ветеринары – они родились для того, чтобы делать мелкие гадости ротвейлерам. Они суют градусники, втыкают иголки и велят лежать смирно. Их существует два вида. Те, которых ротвейлер любит, не смотря на гадости и те, при виде которых ротвейлер молча ломится вон из клиники.
Ворюга – это Моня. Он у меня ворует все, что у ротвейлера плохо лежит. Кости, игрушки и ротвейлеровское место на маминой подушке. Сворует и еще рычит на меня, когда я свое добро пытаюсь обратно получить.
Вязка – ой, мама говорит, что мне об этом думать рано. И, возможно, вообще не стоит думать никогда. Но кобели во дворе говорили, что это круто. Круче, чем знакомым сукам под хвост носом залезать. И от вязки, если не предохраняться, могут появиться щенки. Вот ужас!!!

БУКВА Г
Гадя - ее надо откладывать с умным и сосредоточенным видом. Хвост при этом должен быть изящно изогнут и задран, в глазах томная поволока.
Германия - моя историческая Родина. Когда-то мой дед Беня иммигрировал в Россию и промышлял здесь многоженством. В итоге появился я.
Гестапо - это когда мама видит, во что я превращаю игрушки, то говорит, что мне б там цены не было, как самому усердному работнику.
Говядина - это бывшая корова. Коровы вообще универсальны, почти как ротвейлеры. Корову можно с удовольствием пасти, а бывшую корову, т.е. говядину, можно с наслаждением есть.
Гитара - так же страшно, как мамино пение.
Глисты - мама говорит, что они живут у ротвейлеров в пузе, если подбирать и жрать всякую дрянь на улице. Жаль, что у меня их нет. Я бы с ними дружил. Вот шел бы по улице и знал, что во мне сидит толпа друзей. Пришел бы на выгул - выпустил бы друзей, побегал бы ними наперегонки.
Буква Д
Далматин - судя по внешнему виду - помесь кого-то черного с кем-то белым.
Игривыыыыеее!!! Меня сначала к далматинцам не пускали. Их хозяйка кричала, что я их всех затопчу. Но я доказал, что ничего плохого не сделаю, теперь далматинцы мои друзья.
Диван - мое спальное место. Если честно, то не мое, а родительское. Но когда я один дома остаюсь, то заваливаюсь на него и мечтаю, что диван мой. К дивану прилагается подушка для ротвейлерской попы и плед для запрятывания ротвейлерского носа.
Дамы - к ним сразу хочется залезть под хвост или юбку.
Джентльмен - это тот, который сначала поцелует даму. И только потом лезет под хвост или юбку.
Деньги - отвратительные на вкус бумажки. Совершенно бесполезны. Умная мать умудряется менять их на мой корм.
Дети - небольшие человеки, издающие массу звуков. Я их люблю. У них часто в руках разные запрещенные для меня вкусности, которые при желании можно выклянчить. У меня есть ребенок. Мы друзья!!! Поэтому я очень переживаю, когда Маришка на улице вдруг куда-то пропадает. Глаз да глаз за ней нужен. Стоит отвернуться, а ее след простыл. Приходится ее искать в кустах. Она обычно там теряется.
Деревья - биотуалеты для кобелей. Когда они приходят в негодность, то превращаютя в замечательные игрушки, с которыми можно бегать

Буква Е и Ё
Есть – я ел, ем и буду есть. Однозначно!!!
Если ты еще раз возьмешь (сгрызешь, растреплешь, стащишь) – вариантов уйма. Обычно сопровождается угрожающим размахиванием сгрызенного, растрепанного, стащенного перед носом у бедного ротвейлера.
Ё-к-л-м-н!!! – это когда лежишь себе спокойненько, Мишкин тапок жуешь, а тут сам владелец тапка появляется. Что еще мне несчастному остается? Только: «Е-к-л-м-н! Миш, он сам в рот затолкался»
Елка – замечательное дерево! Под Новый Год можно ходить около него и хвостом сшибать игрушки. Елку можно опрокинуть, пытаясь поймать Моника, чтоб показать ему красоту елки поближе.
Еще – это когда кусочек сыра получил, а на столе еще кусочки остались. Тогда нужно жалостливо спрашивать «А еще?»
Буква Ж
Жизнь – это все то, что происходит вокруг меня и ради меня. А остальное - это не жизнь. Так, фигня какая-то.
Жаба – дрянь прыгучая. Но интересная. Ловле не подлежит (ну ее, квакает страшно, прыгает непредсказуемо).
Женщины – отличаются от мужчин тем, что когда им носом между ног тычешь, они визжат. Вот мужчины не визжат, они молча руками прикрываются.
Жопа ты моя! – произносится нараспев, с любовью глядя на ротвейлера. По возможности с улыбкой и почесыванием ушей.
Жак – это то, что есть у пинчера Демы. Видно, Жак - вещь убойная. Мне Демка так и сказал, как только приехал: «Хоть раз меня обидишь, я к тебе Жака вышлю. Он знаешь какой?» Я не знал, Демика на всякий случай не обижал.
Жестокие Жадины – окружают ротвейлера по жизни. Вот как только за стол сядут, все!!! До этого совершенно нормальные люди, а как дело до еды доходит, то ни кусочка со стола не выпросишь. Даже клянчить неинтересно (пишу, смахивая скупые слезы)
Буква З
Зайцы – это мои знакомые французские бульдожки. Бой-бабы!!! Меня заваливают, за нос кусают, а потом еще между собой дерутся. Зайцами их Маришка называет за большие ушки и бешеные скачки на выгуле.
Зима – зимой много снега и бывает очень холодно. Я помню, что я был очень недоволен сильными холодами.
Зубы – с ними надо обращаться аккуратно. Если я буду щелкать ими налево – направо, мама обещала меня от них избавить. А они очень идут к моей морде лица.
Забор – существует для того, чтоб я мог сквозь него просочиться. Больше никакой практической пользы от него нет.
Зарплата – состоит из денег. Вот если бы она состояла из мяса, я бы пошел работать. А за деньги не пойду.
Звонки – бывают трех видов. Телефонные, домофонные и дверные. На звонки отвечает Моня. Я его только контролирую. И помогаю встречать гостей.
Змеи – был знаком лично с двумя. Одна была розовая, другая желтая. В одной был поролон, в другой вата. Маринка пыталась их спасти. Наивная. Если ротвейлер решил, что змеям не место в доме, значит, так оно и будет. Змеи кончились.

Буква И и Й
Игрушки – для ротвейлера как конструктор Лего. Главное, их срочно разобрать. А вот оставшиеся после разборки запчасти можно уже беречь. Игрушки есть специальные для меня и специальные для Маришки. Мои – это мои. Это ясно. А Маришкины – все равно мои становятся. Рано или поздно.
Искры – это когда я в щенячестве тормозить и поворачивать не умел. Частенько их видел на поворотах.
Илюша – наш человеческий щенок. Ему уже полгода, а он даже ходить не умеет. Вот я в свои шесть месяцев чего только не умел! А Илюшка ни гавкать не научился до сих пор, ни лизаться, ни на улицу проситься. Метит прямо себе в штаны! Позор!
Й- эта буква по-настоящему нужна только лишь для одного слова Ротвейлер. Ага, чтоб звучало красивее. Хотя нет. Есть еще одно.
Йохоо!!! – боевой клич ротвейлера, врывающегося в массовую собачью беготню на выгуле.
Измена – на ней обычно сидит Моник. Вечно ему мерещится, что кто-то за дверью ходит, за окном летает. И вот он все гавкает: «Кто здесь? Пошли вон, а то ротвейлера выпущу!»
Изобразительное искусство – вкусно, разноцветно, познавательно
Буква К
Кости – это моё всё!!! В любых количествах, в любом виде.
Крекер – существует два значения. Одно – это печенька. Вкусное, но редко выдаваемое, потому что меня с него слабит. Второе значение этого слова мне не очень ясно. Когда я приехал к маме-папе, то нашел на стене в коридоре старую собачью надпись. «Здесь был Крекер». Есть подозрения, что, если б я тогда полуторамесячным щенком увидел второго Крекера, меня бы заслабило так же, как и от первого.
Кошки – шипят, заразы и угрожают выставить глаз. Совсем близко видел кошку только у бабушки. У, зверюга! Она Моника обожает, видимо за то, что он за ней ухаживает. А вот меня не любит совсем.
Кухня - самое вкусное место в доме. А особенно там ценен для меня кухонный уголок. Из-под него можно выгребать лапой множество интересного. Туда же обычно прячутся от меня мои игрушки. Но надо быть аккуратным. Однажды у меня там застряла голова. Я орал
Команда – интересно, а почему не просьба, не пожелание? Средневековье какое-то. Разве можно командовать ротвейлерами?
Ко мне! – это вообще должно быть стерто из списка команд. Навсегда. Это звучит в 100% случаев совершенно не вовремя. Надо это менять в системе дрессировки.
Буква Л
Лайки – рычат и бегают на выгуле стадами. Их намного больше, чем ротвейлеров. Ротвейлеры, видимо, звери редкие и должны быть занесены в Красную Книгу.
Лабрадоры – лают и бегают на выгуле табунами. Мою последнюю лабрадорицу зовут Джульетта. Может она и Джульетта, но Ромео из меня хреновенький. Ну, не собираюсь я помирать над ней. У меня совершенно другие цели, более приятные прозаичные.
Любовь – это когда видишь кого-то, а хвост не удержать. Он стучит и бешено вращается. И язык сам лижется. И нос чихает от радости встречи. А потом ты готов прижаться к кому-то всем телом и замереть от счастья. И сидеть так бесконечно долго, иногда заглядывая в глаза. Ротвейлеры для этого и созданы. Любить и защищать тех, кого любят.
Лапы – созданы для обмена на вкусняшку. Я отдаю лапу, мне отдают кусочек. Обмен временный. Лапу я забираю обратно. Кусочек – нет. Еще лапами можно на Моню наступать, как будто нечаянно.
Лизание – мое второе призвание, прямо-таки жизненная необходимость. Для лизания созданы лица людей. Да, впрочем, люди и целиком вполне подходят для этой цели.
Люди – ходят на двух лапах и почему-то считают себя царями природы. Настоящие цари природы – это мы, ротвейлеры. Мы ж и красотой, и умом достойны. Разве у людей есть такие замечательные подпалины, как у нас?
Ламбада – любимая песня Моника. Он ее как услышит, сразу в пляс пускается и подпевает. Не понимаю. Ребячество какое-то.
Листья – сначала висят на деревьях тихо-смирно, потом падают и бегают по улицам толпами. Осенью они особенно активизируются. Буду опять устраивать на них охоту.
Ламинат – это стоит в коридоре. Принадлежит дяде Мише. Может быть поэтому я вокруг хожу, облизываюсь на этот ламинат, но погрыз только коробку из-под него? Не буди лихо, пока тихо. Эх…

Буква М
Моня – подрабатывает у меня личным охранником, отгоняя от меня кобелей. Кусает меня за нос, ворует у меня вкусняшки. Мерзкая личность все-таки.
Миша – от него много хлопот, потому что к нему обычно прилагается куча гостей. Всех надо встретить, поприветствовать. Некоторые гости боятся, приходится успокаивать их. У него самые вкусные, но самые запретные тапки.
Маришка – утверждает, что я прихожусь ей братом. Может быть, может быть. Но она явный плембрак. Подпалин нет, шерсть фактически отсутствует, нос светлый. А клыки? Хвост ей, бедняге, купировали.
Мама – она разная. Она может весь день за ушами чесать, ласковые слова говорить. Но и вломить мне может по первое число так, что мало не покажется.
Мороженое – люблю сильно! Особенно, когда мама угощает. После мороженого нос становится вкусным и липким.
Мешки – не совсем законченное приспособление для того, чтоб я мог нести в зубах какие-нибудь вещи. А незаконченное потому, что уж больно быстро мешки рвутся. Пару раз головой махну, и все рассыпается по земле.
Мусоропровод – к нему я хожу следом за мамой. Я решил, что мое присутствие во время выноса мусора просто необходимо. А вдруг чего полезного мама решила выбросить? С людьми везде нужен контроль.
Буква Н
Нос – у меня он для того, чтобы совать его везде, чтоб вынюхивать все-все-все на свете.
Носки – чистые носки не представляют для меня никакой ценности, разве что по квартире раскидать их. Драгоценными носки становятся, когда их хотя бы чуть-чуть поносит папа. Они сразу приобретают нужный вкус.
Нельзя – такое чувство, что ротвейлеру все нельзя!!! Нельзя грызть мебель и обувь, нельзя ругать людей, чтоб не шлялись в темноте, нельзя клянчить у Маришки еду. Да что ж за геноцид такой?
Не понимаю я (не разумею совсем, нихт ферштейн) – это моя железная отмазка во всех ситуациях.
Ночь – хорошее время суток. Можно, конечно, и поспать, но лучше всего заняться делом (погрызть пластиковую бутылку, побегать с мячом, разбудить Моника, выслушать его истерику, потом выслушать истерику мамы-папы)
Буква П
Персон Нон Грате - это место, где я появился на свет. Там были такие же щенки. И было весело.
Пляжники - так мама называет людей, которые в хорошую погоду приходят на собачий выгул и лежат на траве животами кверху. Не знаю, чем они маме не нравятся. Ведь можно подбежать и тыкнуться носом прямо в голый живот. Еще они приходят с едой. Однажды на выгуле сидела целая компания пляжников. Они были очень веселые. Все смеялись, пили шампанское и ели виноград. А я со своей подругой в это время мимо пробегал. Ну, мы с ней решили к ним на огонек заглянуть. Я бутылку с шампанским унес, а подружка моя виноград утащила.
Мамы нас сильно ругали. А пляжники за нас заступались. Теперь в «пляжные» дни я всегда на поводке.
Поводок - это такая вещь, за которую мама держится, чтобы не потеряться. Грызть его нельзя, хотя очень хочется. Еще приметы такая есть: если мама в руки взяла поводок, значит, мы идем гулять. Хорошая такая примета.
Позорище – это, наверно, моя альтернативная кличка. Так иногда называет меня мама. Вот после пляжников я был «позорище». И после того, как ставил метки на ноги хозяев знакомых собак, тоже.
Пение – это страшно. Я не певец. Мне в детстве, видно, кто-то из родителей на уши наступил. А мама очень хотела научить меня петь. И произвела для этого целых три попытки. Когда она вдруг заголосила «А-а-а-а», я еще терпел, молчал как партизан. Тогда она запела «И-и-и-и», у меня хвост и уши непроизвольно поджались. Я потихоньку с кухни бежать решил. Только мама меня усадила силком. После маминого «У-у-у-у» я все же сбежал, и Моника с собой прихватил. Мы из-за угла на маму погавкали немного, чтоб завывания ее заглушить.
Пиво – это любимый напиток ротвейлера.
Педигри – это такая фигня, которой мама меня кормила один день на прошлой неделе. После педигри я сначала жутко пах в районе хвоста. Под вечер так пахла вся квартира. А нечего было экономить на ротвейлере!!! Чтоб мама полностью ощутила свою вину и раскаялась, я к ней спать лег попой на подушку. К утру лицо у мамы было такое зелененькое..
Папа – это человек, обладающий вкуснейшими носками
Предки – это мама и папа в совокупности. Хорошие люди, но жадные (пиво дают редко и мало)

Каждая собака мечтает быть хорошей. Ваша задача - лишь дать ей такую возможность.